1968 ГОД — ГИБЕЛЬ Ю.А. ГАГАРИНА И В.С. СЕРЁГИНА

11111rina127 марта 1968 года Юрий Алексеевич ГАГАРИН, первый человек Земли, побывавший в космосе, погиб в авиационной катастрофе, выполняя учебный полёт на самолёте МиГ-15УТИ вместе с лётчиком-инструктором Владимиром Сергеевичем СЕРЁГИНЫМ, вблизи деревни Новосёлово Киржачского района Владимирской области.

Это был учебно-тренировочный полёт. Самолёты МиГ-15УТИ, на одном из которых летели ГАГАРИН с СЕРЁГИНЫМ (их называли «спарка»), изготавливались в Чехословакии.

В тот день утро на подмосковном военном аэродроме Чкаловский начиналось как обычно. Первым ушел в небо разведчик погоды. Юрий ГАГАРИН занял место в передней кабине «спарки» с бортовым номером «18». Инструктор, полковник Владимир Сергеевич СЕРЁГИН — в задней. Позывной — «625». Радиообмен с руководителем полетов, судя по сохранившимся записям, был четким и кратким.

Взлёт был осуществлен в 10:19. В 10:22 Юрий ГАГАРИН по указанию руководителя полетов перешел на третий канал связи. Задание на полет было простым — упражнение №2 Курса боевой подготовки истребительной авиации (КБП ИА-67), то есть одно из самых начальных упражнений курса: пилотаж в зоне с выполнением виражей, витков малой спирали, пикирований, боевых разворотов, бочек, полета на эволютивной скорости (минимальной скорости горизонтального полета).

Вскоре последовал доклад ГАГАРИНА: «625-й задание в зоне двадцать закончил, прошу разрешения на разворот на курс 320». «625-й, разрешаю», — ответил руководитель. «Понял, выполняю», — сказал ГАГАРИН. После этих слов в 10:30 радиообмен прекратился, ни на какие запросы 625-й больше не отвечал.

Когда стало ясно, что горючего на самолете ГАГАРИНА и СЕРЁГИНА остается все меньше и вернуться им будет проблематично, тревога охватила всех. Из Центра подготовки космонавтов вызвали Николая КАМАНИНА. Последовала команда срочно готовить и поднять в воздух два транспортных Ил-14. Потом — четыре вертолета Ми-4. И вот в 14:50 командир одного из вертолетов доложил: «Южнее поселка Новоселово, в лесу видна большая воронка, дым и пожар».

КАМАНИН с собравшимися на аэродроме генералами немедленно вылетели на место падения.

На полях и в лесу лежал еще не тронутый оттепелью глубокий снег, лишь кое-где просматривались небольшие проталины — обстановка для поиска белых куполов парашютов была очень сложной.

Поисковый вертолет сел на опушке леса метрах в 800 от места падения самолета. Глубина снега была более метра, идти к месту падения было очень трудно. Самолет упал в густом лесу, скорость в момент удара о землю, как впоследствии выяснилось, была 700-800 километров в час. Двигатель и передняя кабина ушли в землю на 6-7 метров. Крылья, хвостовое оперение, баки и кабины разрушились на мельчайшие части, которые были разбросаны в полосе 200 на 100 метров.

Осмотр места падения привел к выводу: космонавт погиб вместе со своим инструктором. Обнаруженные фрагменты тел и одежды пилотов доставили в Москву, где уже к вечеру кремировали — две урны с прахом были выставлены для прощания в Краснознаменном зале Центрального дома Советской армии.

В тот же день для выяснения обстоятельств авиакатастрофы была создана Правительственная комиссия, которую возглавил Дмитрий Федорович Устинов, занимавший должность секретаря ЦК КПСС.

Прежде всего были определены обстоятельства катастрофы. Первое — самолет перед ударом о землю был целым. Второе — двигатель самолета работал в момент удара на оборотах, достаточных для горизонтального полета. Третье — летчики не пытались катапультироваться. Четвертое — летчики были в рабочем состоянии.

Пятое — судя по двум кабинным часам и наручным часам пилотов, катастрофа произошла в 10:31, то есть через 50 секунд после последнего радиообмена. Дополнительно было подтверждено, что Юрий ГАГАРИН и Владимир СЕРЕГИН находились в самолете абсолютно трезвыми.

Намного сложнее оказалось установить состояние МиГа, его двигателя и оборудования во время самого полета. Тем не менее, научные методы расследования в авиации уже тогда достигли высокого уровня, и было доказано, что все системы функционировали в пределах нормы до разрушительного удара о землю. Не менее строго изучалась возможность столкновения с птицами, другим самолетом, шаром-зондом, запускаемым для получения данных о состоянии атмосферы. Версии о столкновении были отвергнуты.

В марте 1987 года профессор Сергей Михайлович БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ и летчик-космонавт Алексей Архипович ЛЕОНОВ, участвовавшие в расследовании, выступили со своей версией авиакатастрофы, унесшей жизнь Юрия Алексеевича ГАГАРИНА.

Они сообщили, что группа специалистов по динамике полетов Военно-воздушной инженерной академии имени Николая ЖУКОВСКОГО произвела ряд расчетов, дублируя их в двух организациях. С помощью моделирования удалось восстановить наиболее вероятный ход событий.

Получив разрешение от руководителя полетов на возвращение, ГАГАРИН должен был сделать разворот с курса 70 на курс 320 со снижением. При этом полет проходил между двумя слоями облачности при отсутствии видимости естественного горизонта. Далее случилось нечто неожиданное, и самолет оказался на закритическом режиме в положении отвесного пикирования.

Как оказалось, возможны три причины.

Первая причина — при подходе к верхней границе нижнего слоя облачности, который был весьма «рваным», с «языками» облаков, пилоты могли принять такой «язык» за препятствие. Нельзя исключить, что там действительно возникло какое-то препятствие — например, стая птиц. Резкое сближение могло привести к маневру и сваливанию машины.

Вторая причина — попадание в след пролетевшего самолета. С конца крыла у каждого летательного аппарата сбегают так называемые «концевые» вихри. Авиаторы хорошо знают, что при полете строем или при дозаправке в воздухе нельзя попадать в сферу их действия -иначе возникает столь мощное воздействие закрученного потока, что справиться с ним трудно: самолет уходит в резкий крен и сваливание.

Третья причина -восходящий вертикальный поток воздуха, который мог изменить характер обтекания МиГа при горизонтальном полете.

Вполне могло иметь место сочетание двух или всех трех перечисленных факторов.

Специалисты попытались воссоздать картину, разыгравшуюся на последней минуте полета МиГа-15УТИ. Доложив руководителю о выполнении упражнений в зоне и получив разрешение на возвращение, Юрий ГАГАРИН после нисходящей спирали начал сразу же выполнять разворот. Вблизи верхней границы нижнего слоя облаков самолет испытал одно из вышеназванных воздействий, что привело к сваливанию на крыло.

Оказавшись в сложнейшей ситуации, оба летчика не только не растерялись, но и сделали все возможное для спасения. В течение нескольких секунд Юрий ГАГАРИН и Владимир СЕРЁГИН, сохраняя согласованность действий, боролись за жизнь, выводя самолет из пикирования, хотя и находились под воздействием значительных перегрузок. Им не хватило двух сотен метров высоты — то есть двух секунд полета.

Пресс-служба Роскосмоса